Курорт Цей

f6nNebM-RwIПервые посетители Цея приезжали сюда ради лечебных свойств климата этой высокогорной местности. Характерно, что больные, нуждавшиеся в лечении, одним из лечебных факторов выбирали пешие прогулки и даже несложные походы. Те же, кому позволяло состояние здоровья, совершали даже многодневные походы и восхождения.

В абсолютном большинстве эти прогулки, походы и восхождения носили самодеятельный характер, никем не санкционировались, нигде не регистрировались и служили в основном дополнением к лечению цейским климатом. Более серьезными можно считать экскурсии, походы, восхождения и катание на горных лыжах тех посетителей Цея, которые попадали сюда в период летних (иногда и осенне-зимних и весенних) путешествий по Военно-Осетинской дороге, которая, судя по литературным и краеведческим источникам, в середине и второй половине XIX века уже была широко известна.

Многие из поклонников горных путешествий, наслышанные о красотах Цея, из урочища Святого Николая (ныне поселок Бурон) непременно заворачивали в Цей, чтобы несколько дней посвятить осмотру этого поистине жемчужного уголка в глубине гор Кавказа. Характерно, что большинство этих посетителей, как правило, совершало большое количество прогулок, походов, экскурсий по достопримечательным местам Цея.

Уже во второй половине XIX века в Цей приезжают специально экскурсанты из Владикавказа и Алагира с чисто туристско-экскурсионными целями, на кратковременный и даже длительный отдых с одновременным выполнением спортивных туристских функций — участие в сложных походах и восхождениях. В те же годы сюда приходят для покорения белоснежных вершин Цея альпинисты не только российские, но и горовосходители из многих зарубежных стран. Характерно, что наиболее существенные и значительные по сложности восхождения на горные вершины Цейской подковы гор совершены иностранными альпинистами из Германии, Италии, Англии, Австрии и других стран. Позднее покорение вершин Цея продолжилось также и альпинистами из Москвы, Киева, Петербурга, Ростова-на-Дону и Владикавказа.

Первые посетители Цея с туристско-экскурсионными целями попадали сюда ценой больших усилий прежде всего из-за сложностей дорожно-транспортных. Военно-Осетинская дорога в те отдаленные времена была в страшно запущенном состоянии и стокилометровый путь от Владикавказа до Цея преодолевался гужевым транспортом за два дня. Но на маршруте участники путе-1 шествий получали определенную информацию по историческим и природным достопримечательностям. Здесь же имелись места для отдыха, приема пищи, для радиальных выходов к отельным памятникам природы и истории.

Характерно, что уже в дореволюционный период по всей трассе Военно-Осетинской дороги появились объекты для организации путешествий, экскурсий и отдыха, где за определенную сумму решались дорожные проблемы гостей Кавказа. Люди, которые работали в этих частных организациях, с честью и кавказским достоинством выполняли функции организаторов отдыха и путешествий. Так, в Алагире, Мизуре и урочище Святого Николая сдавались в аренду жилые помещения для кратковременного отдыха; здесь же путешественники могли получить пищу, экскурсионное обслуживание, теплые или непромокаемые вещи для похода или экскурсии. Особое место занимали общества (союзы возчиков), которые верхом или вьючным транспортом могли перевезти вещи или даже самих экскурсантов и путешествующих. Но количество желающих посетить Цей росло настолько стремительно, что здесь все меньше оставалось удобных мест для установки шалашей, навесов, палаток. На небольшом пятачке дна Цейского ущелья иногда собиралось по нескольку сот человек. Это было не совсем комфортно, а поэтому в Цей заранее посылались представители для того, чтобы занять место для нормального отдыха, лечения, походов и экскурсий.

Со временем Бабу Зангиев — первый организатор строительства жилья для прибывающих сюда больных с легочными заболеваниями — отдает часть своих помещений для туристов и экскурсантов. Это было не совсем приятное соседство, и туристы, несмотря на доброжелательность Бабу, старались останавливаться в самодельных шалашах или под скальными навесами. В дореволюционное время настоящего жилья для гостей Цея не было, и это создавало определенные неудобства, так как после сложных походов, альпинистских восхождений или лыжных маршрутов крайне необходим хороший отдых, а его при таких жилищных условиях организовать было невозможно. Правда, иные посетители Цея, договорившись с жителями цейских аулов, останавливались у них, и это в значительной степени решало их жилищную проблему. С установлением Советской власти Цей становится одним из самых популярных горнотуристских и альпинистских районов на Северном Кавказе. Уже с начала 20-х годов сюда прибывает большое количество посетителей: лечащихся, экскурсантов, туристов и альпинистов.

В связи с этим возникает идея обмена туристами и экскурсантами между городами России и Северной Осетии. Такой обмен активизировал не только туризм в Цее и Владикавказе, но и поездки жителей Осетии в города России.

В начале 20-х годоё во Владикавказе создаются первые советские туристско-экскурсионные организации.

В 1923 году во Владикавказе организуется окружное экскурсионное бюро, председателем которого и од-, повременно корреспондентом Центрального бюро краеведения избирается преподаватель Алагирского сельскохозяйственного техникума И. А. Короев. Под его руководством проходила туристско-экскурсионная работа в Алагире.

Этот город (тогда селение) становится начальным пунктом всех маршрутов в Закавказье через цепь Кавказских гор по Военно-Осетинской дороге. Сюда’ туристы и экскурсанты попадали со станции Дарг-Кох.

В Алагире туристы и экскурсанты жили в арендованных помещениях сельскохозяйственного техникума; спали в классных комнатах, умывались в Ардоне, пищу готовили на очагах прямо во дворе техникума. За несколько дней пребывания здесь происходила акклиматизация: совершались небольшой протяженности походы в окрестностях Алагира, пешие экскурсии к интересным историческим местам города-крепости, приобретались недостающие продукты питания для длительного похода через Мамисонский перевал в Закавказье.

Как правило, организаторы первых туристских групп доставляли группы из 15—20 человек, давали им сопровождающего, помогали в аренде гужевого транспорта, решали проблемы их экскурсионной программы и другие вопросы организации путешествия.

Популярность туристско-экскурсионных возможностей Цея растет с каждым годом. К 30-м годам в Цейской здравнице становится тесно, особенно в летние месяцы. При этом большинство прибывающих в Цей выбирает уже не просто прогулки и экскурсии, но в первую очередь сложные туристские маршруты или альпинистские восхождения. Все чаще в Цей приезжают из Москвы, Ленинграда, Киева, Харькова, Ростова-на-Дону и из зарубежных стран.

В 1960—1968 годах по всесоюзным маршрутам в Цей ежегодно прибывало до 8—12 тысяч туристов. Кроме того, Цейская туристская база обслуживала большое количество самодеятельных туристов, экскурсантов по линии экскурсионных бюро Северной Осетии, соседних республик Северного Кавказа и многих районов страны и даже из республик Прибалтики.

С 70-х годов на туристских базах Цейского ущелья, начали обслуживать местное население и гостей по 5- дневным путевкам, немного позднее — по 10 и 20-днев- ным. Ежегодное количество обслуживаемых по таким путевкам достигало двух-трех тысяч человек. К этому времени на турбазе «Цейосновная» палатки были полностью заменены на летние дома типа КЛ-2Т построена новая столовая на 400 посадочных мест, общее количество мест для размещения туристов достигло 550 для Одновременного пребывания гостей.

Однако еще больше возможностей в Цее для занятий альпинизмом. Сюда всегда влекло горовосходителей — альпинистов и горных туристов. Еще до Великой Отечественной войны все основные вершины здесь были покорены.70d11a234b7616cda6ed9f12a205fee1

В Цее отличные условия для восхождений как для начинающих альпинистов, так и для настоящих мастеров высокого спортивного класса горовосходителей. В годы Великой Отечественной войны деятельность цейских спортивных организаций была временно прекращена. Опытные инструкторы и альпинисты-спортсмены ушли в горные войска учить молодых воинов преодолевать горные преграды, в здравницах же Цейского ущелья принимали на лечение раненых из 351-й горнострелковой дивизии. Значительная часть имущества и инвентаря цейских спортивно-оздоровительных учреждений была передана на военные нужды.

В послевоенные годы лагерь ВЦСПС был закрыт. На его месте построили пионерский лагерь (ныне здесь спортивно-оздоровительный лагерь Северо-Кавказского горно-металлургического института). Один из крупнейших альпинистских лагерей Цея — «Медик» — в 1953 году был снесен селевым потоком, а все остальные объединились, и сейчас в Цее осталось всего два альпинистских лагеря — «Торпедо» и «Цей», принадлежащие ДСО профсоюзов. Зимой оба лагеря принимают горнолыжников из различных городов страны и даже из-за рубежа.

Альпинистские лагеря Цейского ущелья популярны среди любителей этих видов спорта. Здесь также можно совершать восхождения самого различного характера — от простейших до самых сложных, а поэтому есть реальная возможность для повышения спортивного мастерства как начинающим, так и опытным горовосходителям высокого класса.

Наиболее значительны сегодня показатели деятельности альпинистского лагеря «Торпедо» — одного из самых крупных лагерей не только на Кавказе, но и во 'всей нашей стране. А начинался лагерь с 30-х годов, когда на довольно просторной высокогорной поляне среди вековых сосен и буков молодые автостроители из Москвы поставили несколько палаток и отсюда начали свой путь в страну спорта отважных и смелых — альпинизм. На этой поляне сейчас находится плавательный бассейн и хозяйственные постройки альпинистского лагеря «Торпедо». В первые годы деятельности палаточного лагеря здесь ежегодно под руководством опытных инструкторов познавали азы альпинизма 70—80 человек. Многие из инструкторов впоследствии стали известными покорителями гор (Е. Иванов, М. Ануфриков и др.).

В 1939 году начинается строительство капитальных зданий для альпинистского лагеря — это были нынешнее здание клуба, столовая, нескольких домов для проживания инструкторского состава и обслуживающего персонала; значительно расширяется сеть палаток и летних жилых сооружений для спортсменов-альпинистов. Вместе с материальной базой альпинистского лагеря растет спортивное мастерство молодых. Уже в довоенные годы здесь сформировался крупный центр альпинизма и горного туризма.

В 1959 году альпинистские лагеря «Торпедо» и «Салют» сливаются в единый альпинистский лагерь «Торпедо», и сейчас по объемам выполняемой работы это один из самых значительных лагерей страны. С 1964 года альпинистский лагерь «Торпедо» работает и зимой, принимая на обслуживание горнолыжников.

Величественно и сурово выглядит гигантский черный монолит Чанчахи на фоне окружающих вершин Большого Кавказа. Почти на километр вверх уходит 70—75-градусный склон горы. Скалы всюду покрыты тонкой стекловидной коркой льда. Вертикальные ровные полосы свидетельствуют о частых и сильных камнепадах. Много раз восхищались альпинисты этой грозной вершиной, поглядывая на нее снизу. В журнале «Физкультура и спорт» о восхождении В. М. Абалакова писалось следующее: «Подъем по стене Чанчахи продолжается уже несколько часов, но по-прежнему прямо под ногами восходителей белеет снежное плато цирка. Только по размерам маленького пятнышка палатки, в которой остались наблюдатели, можно определить, насколько поднялись победители, приближающиеся к большому снежнику в центральной части стены.

По крутым заснеженным скалам первым, как всегда, поднимается В. М. Абалаков. На всей стене Чанчахи не было ни одного пологого участка. Отдыхать приходилось стоя, придерживаясь руками за скалы. Только через четырнадцать часов альпинисты подошли к залитому льдом уступу. Место для ночевки было найдено, но потребовалось еще два часа, чтобы вырубить площадку, где .можно усесться вчетвером, тесно прижавшись друг к другу и привязавшись крючьями. Никто и не рассчитывал на лучшее на такой стене!

Над местом ночевки почти отвесно поднимался гладкий скальный угол. Чтобы преодолеть его, приходилось использовать малейшие шереховатости камня. Медленно, отыскивая едва заметные зацепки, преодолевали это трудное место. Продвигаться по верхней части стены Чанчахи было труднее, чем по нижней: участки заглаженных местами оледенелых скал сменялись нагромождениями «живых» плит, готовых рухнуть при первом неосторожном прикосновении. Но вот двадцать шесть часов напряженного труда остались позади, и вершина покорена...»

Интересно отметить, что буквально на следующий год маршрут В. М. Абалакова был повторен инструкторами альпинистского лагеря «Торпедо» под руководством местного жителя из аула Цей, известного альпиниста, мастера спорта СССР Добзы Гогаева. Немного позднее под руководством этого инструктора совершено еще несколько сложных восхождений, в том числе траверс вершин Джимарай-хоха и Сау-хоха в 1955 году. Затем в составе сборной команды ДСО «Буревестник» Добза Гогаев участвует в восхождении на одну из сложнейших горных вершин нашей страны — пик Ленинград.

Интересны и другие восхождения альпинистов и инструкторов лагеря «Торпедо», которые занесены в историю отечественного альпинизма не только Северной Осетии, но и всей страны. Так, группой этого лагеря в 1956 году совершено первопрохождение вершин Карау- гом-Скатиком, траверс вершин Доппаха и Мамисона.

Особенно плодотворной считается деятельность альпинистского лагеря «Торпедо» в период с 1969 по 1977 год, когда инструкторский состав и альпинисты лагеря совершили наибольшее количество восхождений не только в районе Цея, но и по всему Кавказу, на выезде в других горных районах страны и даже за рубежом. За эти годы подготовлено мастеров спорта СССР по альпинизму — 37, кандидатов в мастера спорта — 71, перворазрядников— 143, спортсменов массовых разрядов — 2273, значок же «Альпинист СССР — I ступени» получило более пяти тысяч юношей и девушек.

Интересно и довольно удачно сложился в Цее горнолыжный спорт. О необходимости развития здесь горнолыжного туризма говорили еще первые руководители цейских здравниц и спортивных учреждений. Но пальма первенства тогда принадлежала лечению легочных заболеваний, хотя у лыжных форм рекреации здесь были колоссальные возможности: прочный и глубокий снеговой покров, большая протяженность зимнего периода с нормальной температурой и необходимым снегом, не очень сложные склоны для катания. Количество только экскурсантов — посетителей Цея составляло в конце 70-х и начале 80-х годов более шестидесяти тысяч человек ежегодно. Общее же количество рекреантов: туристов, альпинистов, горнолыжников, экскурсантов и просто любителей отдыха сейчас достигает очень приличных показателей

Недалеко от Цея находится Цейский Ледник